понедельник, 21 сентября 2015 г.

Близорукая Франция не видит масштабов великого переселения 


Когда мы говорим о кризисе с беженцами, который переживает Европа, то нужно понимать, что такое сегодня сама Европа и чем она дышит.
Свежие карикатуры из свежего номера известного французского еженедельникаCharlie Hebdo. На них — трехлетний сирийский беженец-утопленник Айлан. На первой ернически пририсован рекламный плакат McDonald’s — "Два детских меню по цене одного", мол, вот она, мечта сирийцев, за которую они жизнь готовы отдать. А на второй — лишь ноги тонущего мальчика-сирийца и кощунственная надпись: "Христиане по воде ходят, а мусульмане тонут".

В начале года, когда редакция поплатилась за свой юмор 12 расстрелянными, Европа вышла с плакатами: "Я — Charlie". Все помнят, как одну из узких парижских улиц "зачистили" от случайных прохожих, чтобы лидеры Евросоюза во главе с Меркель могли отсняться в соответствующей фотосессии. Тогда "Вести недели" прозвучали диссонансом, сказав: "Я не Charlie!" Вокруг программы тогда возникла стена непонимания.
А сегодня те, кто был Charlie еще в январе, готовы на бис выйти с теми же табличками "Я — Charlie"?  Да никто! Стыдно! И это — показатель того, что европейские ценности, провозглашавшиеся тогда, не были фундаментальными. Это была ветреная конъюнктура, блеф! Но кто поручится, что и пригласительная открытка от Меркель миллионам беженцев из Африки и Ближнего Востока не ветреная конъюнктура?
Похоже, есть люди в Европе, кто понимает это. Один из них — безусловный либеральный авторитет Франции, известнейший публицист и основатель организации "Репортеры без границ" Робер Менар. Случилось так, что в один прекрасный момент Менар захотел стать мэром маленького захолустного городка Безье, что в старейшей винодельческой провинции Франции Лангедок. И стал. Одно дело — проповедовать, другое — испытать свои идеи, как говорится, на земле.
Ответственность, которую Менар взял на себя, перековала его. Да еще два лагеря беженцев, что оказались в муниципальных границах его отнюдь не туристической местности. И тут либерал уже заговорил по-другому. Называя Францию "бессильным и лживым государством", мэр городка Безье призывает сограждан обратить внимание на масштабы, суть и тенденции происходящего.
"Скольким из них удалось пробраться в Европу с начала года? 340 тысячам, по официальным данным. Если точнее, 340 тысяч удалось обнаружить. Но Германия готовится принять 800 тысяч. Сколько готовы двинуться в Европу? Миллионы. Они спасаются от ближневосточных войн, продвигаясь на север. Богатые мусульманские страны Персидского залива закрывают границы у них перед носом. Турция же дает им пройти", — заявил Менар.
Пока все смотрят на Ближний Восток, Менар указывает и на Африку. "В Северной Африке миллионы людей тоже готовятся отправиться в путь — по всему Марокко, Алжиру и Ливии. СМИ твердят: Европа обязана их принять. Глава одной крупной компании заявил, что перед ними нельзя закрывать дверь, "даже если это означает, что безработных станет чуть больше". А зарплаты, как несложно догадаться, ниже", — отмечает Менар.
И еще один момент, о котором европейцам сейчас не говорят. "Разговоры о преходящем характере этого масштабного явления, утверждения о том, что, как только ситуация изменится, поток иссякнет, — иллюзии. Избыточная рождаемость на территории, которая не в состоянии удовлетворить потребности всех этих людей, в корне опровергает эти слова. Достаточно взглянуть на цифры: если в 1980 году в Алжире было 19 миллионов человек, сейчас их насчитывается 40 миллионов! Население Сирии возросло за тот же период с 9 миллионов до 23. В Нигерии за 35 лет стало на 102 миллиона жителей больше — сейчас их 173 миллиона", — сказал Робер Менар.
И тут некогда либеральный журналист, а ныне мэр города превращается в настоящего бунтаря. "В такой обстановке исторических преобразований, масштабы которых мы все еще не до конца осознаем, французское государство остается верным себе. Близорукое руководство не видит будущего после окончания своего мандата и стремится лишь добиться переизбрания. Его успокоительные заявления призваны скрыть существование угроз и отсутствие настоящего желания справиться с ними. В конце лета нынешние власти заявили о намерении расселить этих людей по всей Франции, вплоть до самых отдаленных деревень", — подчеркнул Менар.
Он взывает к ответственности тех, кому вверена судьба Франции. "В таких обстоятельствах при виде небывалого переселения народов хозяин должен подумать о тех, кто уже живет в стране", — уверен Робер Менар.
Заканчивает статью Менар тихим, но твердым призывом: "Что касается тех, кто в своей слабости любит свой народ, уважает его историю и хочет будущего для своих детей, им, наверное, пора становиться сильнее".
Статья в провинциальной газетке городка Безье вызвала бурю во Франции. Некогда кумир Робер Менар превратился чуть ли не в изгоя. Но сам он реагирует на это так: "Во Франции образца 2015 года единогласное неприятие со стороны нашего руководства всегда лестно. Если серьезнее, во всем этом я вижу лишь очередное подтверждение запрета открытого обсуждения многих вопросов в нашей стране. Получается, что нам противостоят не оппоненты, а проповедники, которые твердят, как мантру: "Возмутительно! Невероятно! Тошнотворно!" При этом они совершенно не касаются сути дела. Прежде всего потому, что нам приходится иметь дело с абсолютно нетолерантными людьми. Далее потому, что обсуждение сути вопроса перед общественностью обернулось бы для них идеологическим разгромом. А этого они принять не могут".
Все это важно для старушки Европы и в конечном счете для нас с вами. Мы же никуда не переезжаем. Наличие здравого смысла у наших соседей или его отсутствие, хотим мы или нет, неминуемо отражается и на нас.