понедельник, 21 сентября 2015 г.

Не хотим ни еды, ни помощи: беженцы требуют дорогу на Запад 


По разгоряченной толпе пошел слух: сейчас откроют ворота в Евросоюз. К границе потянулись все, даже женщины и дети. Но граница осталась закрыта, полетели камни. В ответ — слезоточивый газ. Затем заработал и водомет.
Один из полицейских не стеснялся, показал журналистам, как он доволен. Беженцев сначала буквально смыли от границы, а потом еще добавили, но уже в рукопашную, дубинками. Досталось даже детям — двоих отправили в больницу.

Побили и журналистов — съемочную группу сербского телеканала РТС. Корреспондентке сломали руку. Но даже после этого беженцы не испугались и не ушли.
"Нам просто надо пройти. Мы не хотим ни воды, ни еды, ни помощи! Дайте нам пройти", — кричат беженцы.
И Венгрия откроет границы, несмотря на жесткий отпор, который обязательно должен был увидеть весь мир. Но это будет позже. А пока следующая станция — уже в обход — Хорватия. Сербия оперативно перебрасывает людей на другую границу. Да и соседи обещают быстрый транзит через хорватскую территорию. Но на границе выяснилось: ситуация взрывоопасная во всех смыслах.
"Велика опасность" — надпись, понятная и без перевода. Для тех, кто не знаком с европейскими языками, есть картинка. В хорватской земле остались 50 тысяч противопехотных мин, большая часть — именно на границе с Сербией, которую беженцы переходят бесконтрольно.
Следы югославской войны — на всем пути мигрантов. Башня в приграничном Вуковаре напоминает развалины, которые оставляет после себя ИГ в сирийских городах. Намек новоприбывшим на то, что и Европа не земля обетованная.
"Решение, что люди останутся в Хорватии, которая превращается в сборный центр, неприемлемо", — подчеркнул Зоран Миланович, премьер Хорватии, в Загребе на экстренной пресс-конференции. По его словам, в европейских кругах подобный центр называют красивыми словами hot spot, но за этим выражением как раз и скрывается создание центра для беженцев и мигрантов в Европе.
"Призываем Европу и тех, кто просто не хочет найти решение, понять, что Хорватия таковым не будет", — сказал Миланович.
Теперь Хорватия — толерантная, солидарная и вообще не Венгрия — закрывает сербскую границу, а беженцев держит на пассажирской станции Товарник. Обещают и поезда, и автобусы до границы со Словенией. Выходить за пределы станции нельзя. Спать беженцам приходится на рельсах.
Когда поезд все-таки приходит, бросаются к нему все. Здесь сейчас около двух тысяч человек. Все они ждали этого поезда больше суток прямо на улице. Люди нервничают, что на всех вагонов не хватит.
Пробиться через давку к полицейскому кордону сложно — толпа агрессивная. Кое-как пытаются пропускают тех, у кого семьи с маленькими детьми. Оказалось, из 15 вагонов свободен только один — в остальные беженцы сели еще на территории Сербии.
Даже детей к родителям могут не пропустить, все — на усмотрение полиции. А здесь ее немало — из Загреба прислали элитное подразделение спецназа. В итоге поезд уходит, оставляя тысячи человек дальше ждать на путях. Уже утром беженцы берут штурмом автобусы.
Везти беженцев собираются в Словению. Хорваты стараются быстрее передать эстафету. Но соседи обвинили в нарушении Шенгенского соглашения и закрыли границу.
А Сербия и Хорватия вместе обвиняют в своих миграционных бедах Евросоюз. Такое согласие между этими соседями — настоящая редкость.
Ответственность за урегулирование кризиса лежит на ЕС, считает президент Сербии Томислав Николич. По его мнению, государства ЕС стали "проявлять эгоизм" по вопросу мигрантов, закрывая границы и перекладывая решение проблемы на плечи соседних стран.
Тем временем Венгрия открывает границу и завозит к себе беженцев на автобусах, а также снова строит забор — теперь уже на хорватской границе. А еще арестовывает поезда с беженцами, правда, в одном из них оказались еще и 40 хорватских полицейских. В итоге — обвинения чуть ли не в нападении на соседа по ЕС. Впрочем, Загреб все отрицает. Но подытоживает все Виктор Орбан, премьер Венгрии, заключая, что европейцам злиться стоит только на самих себя.
"Как решить проблему беженцев? Было бы, пожалуй, разумно перестать постоянно разрушать государства. В Сирии, когда была "арабская весна", мы, европейцы, и американцы фактически поддержали несуществующую оппозицию, хотя было ясно, что из нее не получится руководства страны, а страна распадется. Сейчас уже, естественно, речь идет о кризисном менеджменте, но надо бы завязать себе узелок на память и больше не разрушать государства", — заявил Виктор Орбан.
Но это — политика, а люди все равно продолжают свой путь в Западную Европу, где их все еще, кажется, ждут. Но сколько еще будет беженцев, не решаются говорить ни одни политики, кроме венгерских. Глава МИД Сийярто сделал свой прогноз: в Европу приедут не десятки или сотни тысяч, а 30 миллионов беженцев.