понедельник, 11 января 2016 г.

Отношения с Западом, воссоединение с Крымом и санкции - Владимир Путин дал интервью изданию Bild

Как оценивать введённые в отношении России санкции, от чего зависит выполнение Минских соглашений и почему так различаются позиции Москвы и Запада по Крыму? Эти и другие вопросы затрагивались в ходе интервью, которое Владимир Путин дал журналистам одного из крупнейших немецких изданий - газеты "Бильд".

Как оценивать введённые в отношении России санкции, от чего зависит выполнение Минских соглашений и почему так различаются позиции Москвы и Запада по Крыму? Эти и другие вопросы затрагивались в ходе интервью, которое Владимир Путин дал журналистам одного из крупнейших немецких изданий - газеты "Бильд".
Интервью немецким журналистам - издателю газеты "Бильд" Каю Дикманну и заместителю главреда Николаусу Бломе - без лишнего официоза. За столом за чашкой чая. Впрочем, обстановка вовсе не отменяет глобальных вопросов. С таких и начали - об ошибках после окончания холодной войны. Владимир Путин в ответ привел стенограмму беседы представителей советского руководства с немецкими политиками, в том числе с Эгоном Баром, автором знаменитой идеи под названием "Изменения путем сближения", в конечном счете завершившейся падением Берлинской стены.
В. Путин: "Это никогда не было достоянием гласности. Вы будете первыми и ваши читатели, которые узнают про эту беседу 90‑го года. Смотрите, что говорит господин Эгон Бар: "Если при объединении Германии не сделать решающих шагов к преодолению раскола Европы на враждебные блоки, развитие может принять весьма неблагоприятный характер, обрекающий СССР на международную изоляцию". Это было сказано 26 июня 90-го года. Господин Бар предлагал конкретные вещи. И вот он говорит: "НАТО как организация, во всяком случае, её военные структуры не должны распространяться на Центральную Европу". Понимаете, он был очень умный человек. Он видел в этом глубокий смысл, был убеждён в том, что нужно поменять формат абсолютно, уйти от времён "холодной войны". И мы этого ничего не сделали".
Получилось ровно наоборот: НАТО продолжает расширяться, а американская система противоракетной обороны развивается и после исчезновения так называемой Иранской ядерной угрозы - именно ее западные политики и называли главной причиной строительства так называемой ЕвроПРО. Теперь договор с Тегераном подписан, вот-вот снимут санкции , а ракеты и радары глобальной системы по-прежнему приближаются к российским границам. Немецкие журналисты интересуются - если это сумма ошибок Запада, то допустила ли Россия какие-то ошибки за 25 лет?
В.Путин: "Да, допустила. Мы не заявляли о своих национальных интересах, а нужно было делать это с самого начала. И тогда, может быть, мир был бы более сбалансированным".
В ответ на порой плохо скрываемое раздражение западных партнеров все-таки заявленными Россией интересами, наша страна, по словам Владимира Путина, никогда не прекращала поисков того самого баланса. И потому популярный в США и Европе миф о существовании двух Путиных - молодого главы государства и друга немецкого канцлера Шредера в 97-м и якобы сторонника жесткой конфронтации в 2015-м - мифом и остается.
К. Дикманн: "У меня совершенно прямой к Вам вопрос. Когда мы получим назад прежнего Путина?"
В.Путин: "Я никогда не менялся. Во‑первых, я и чувствую себя молодым сегодня. Я был другом Шрёдера, я и остаюсь другом Шрёдера. Ничего не изменилось. А что касается отношения к проблемам, таким как борьба с терроризмом, оно тоже не изменилось. Да, тогда, 11 сентября, я был первым, кто позвонил президенту Бушу и выразил ему свою солидарность. И мы готовы были сделать всё для того, чтобы вместе бороться с терроризмом. Сейчас, когда произошли теракты в Париже, я также разговаривал, а затем встречался с президентом Франции".
Борьба с терроризмом без участия России вряд ли кому-то на Западе кажется возможной. Но препятствия для сотрудничества, конечно, существуют. И представители газеты "Бильд" среди таких препятствий называют Крым.
В.Путин: "Что Вы подразумеваете под словом "Крым"?"
Вопрос: "Изменение границ".
В.Путин: "А я под этим понимаю людей ‒ 2,5 миллиона человек. Это люди, которые испугались переворота, надо прямо сказать, были встревожены государственным переворотом на Украине. И после переворота в Киеве крайне националистически настроенные силы просто впрямую начали угрожать людям. И русским людям, и русскоязычным людям, проживающим на Украине вообще и в Крыму в частности, потому что там концентрация русских и русскоговорящих больше, чем во всех других частях Украины. Что мы сделали? Мы не воевали, не оккупировали никого, нигде не стреляли, ни один человек не погиб в результате событий в Крыму. Ни один! Мы использовали Вооружённые Силы только для того, чтобы сдержать находившихся там двадцать с лишним тысяч военнослужащих Украины от вмешательства в свободное волеизъявление людей, проживающих там. Люди пришли на референдум и проголосовали. Они захотели быть в составе России".
Решение США и Европы не признавать результаты крымского референдума Владимир Путин считает очередным проявлением двойных стандартов. Ведь, например, для признания независимости Косова оказалось достаточно решения парламента - и никто на Западе тогда не говорил о нарушении международного права. Поэтому, по словам президента, для того, чтобы построить нормальные отношения, нужно соблюдать простые условия - уважать интересы друг друга и не пытаться менять правила всякий раз, когда это кажется выгодным.
В.Путин: "Вы меня спросили: Ваш покорный слуга ‒ друг или не друг? Отношения между государствами строятся немножко по‑другому, не как отношения между людьми. Я не друг, не невеста и не жених, я президент Российской Федерации. 146 миллионов человек – у этих людей есть свои интересы, и я обязан их отстаивать. Мы готовы это делать не конфронтационно, мы готовы искать компромиссы, но, конечно, на базе международного права, единообразно всеми понимаемого".
Еще одно решение Запада - ввести санкции против России - президент назвал ошибкой. То, что декларируется как поддержка Украины, на самом деле — попытка сдержать рост возможностей нашей страны.
В.Путин: "Вы сказали о санкциях. Я думаю, что это глупое решение и вредное. Я говорил о том, что у нас товарооборот был с Германией 83‒85 миллиардов долларов, и тысячи рабочих мест в Германии были созданы в результате этой совместной работы. Для нас какие ограничения? Это не самая сложная вещь, которую мы переживаем, но тоже вредная для нашей экономики ‒ выход на внешние финансовые рынки. Что касается наибольшего вреда, который наносится сегодняшней ситуацией, конечно, прежде всего вред нашей экономике ‒ это вред от снижения цен на традиционные товары нашего экспорта. Но и в первом, и во втором есть негативные, но, как ни странно, есть и позитивные вещи".
Среди позитивных - постепенный уход от нефтяной зависимости. Экспорт товаров с высокой добавленной стоимостью, по словам Владимира Путина, впервые за многие годы вырос. Достаточно у страны и золотовалютных резервов. То есть кризис Россия переживет, что бы там ни говорили о лежащей в руинах экономике. Прекрасно понимая при этом, что санкции не выгодны никому. А идея увязывать их отмену с выполнением Минских соглашений выглядит странно.
В. Путин: "Все говорят о том, что нужно обязательно исполнить Минские соглашения, и тогда можно пересмотреть вопрос о санкциях. Поверьте мне, это сейчас приобретает характер театра абсурда, потому что основное, что должно быть сделано по исполнению Минских соглашений, лежит на стороне сегодняшних киевских властей. Нельзя требовать от Москвы то, что должен сделать Киев. Например, самым главным во всём процессе урегулирования, ключевым вопросом является вопрос политического характера, а в центре ‒ конституционная реформа. Это 11‑й пункт Минских соглашений. Там прямо записано, что должна быть проведена конституционная реформа, причём не в Москве же должны быть приняты эти решения! Пункт 9‑й ‒ восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины на основании закона Украины о конституционной реформе к концу 2015 года при условии выполнения пункта 11, то есть проведения конституционной реформы. То есть сначала конституционная реформа, политические процессы, а потом на основе этих процессов создание атмосферы доверия и завершение всех процессов, в том числе закрытие границы. Наши европейские партнёры ‒ и канцлер ФРГ, и президент Франции ‒ должны как‑то побольше вникать, мне кажется, в эти проблемы".
Немецкие журналисты спросили Владимира Путина и об отношениях с Ангелой Меркель. Президент считает ее искренним человеком и высоко оценивает профессиональные качества политика. Припомнили на встрече и случай знакомства канцлера с собакой Владимира Путина в 2007-м. Глава государства заявил, что не знал тогда о том, что Меркель боится собак, и позже перед ней извинился. 
Кирилл Брайнин 
Дирекция информационных программ
Корреспондент
Всего сюжетов: 434

Смотрите оригинал материала на
http://www.1tv.ru/news/polit/299720