четверг, 19 ноября 2015 г.

Он сидел один… Спрашивая, в чем разница между жителями Парижа и Иерусалима
oleglurie_new
Почему сотни и сотни погибших от терактов в России, Израиле, Кении не вызывали такую всемирную скорбь, как погибшие в теракте в Париже? Люди ведь одинаковы, как в Париже, так и в Москве, и в Иерусалиме. И смерть одинакова и страшна. Этот вопрос задают себе миллионы… Почему одни убийцы-террористы несут угрозу всему человечеству, а другие – хорошие ребята и, убивая гражданское население, оказывается воюют за свою свободу? 

На этот принципиальный сегодня вопрос отвечает израильская журналистка Лиза Юдина. Ответ в какой-то мере справедливый, а в какой-то - спорный. Но боль, звенящая в каждом слове, в каждой строке, мне понятна и ощутима. А вам?



"Он сидел один…

Низкий поклон ему. В воскресенье вечером во время демонстрации на Площади Царей Израиля, где все единогласно и страстно выражали солидарность с Францией, этот человек, зовут его Ариэль Ливне, сидел с флагом Израиля и списком погибших в последних терактах израильтян. К нему подходили, жали руку, говорили красивые слова и шли дальше выражать соболезнования французскому народу, скорбеть по парижанам. Рядом не присел никто!


Никто! Почти два месяца у нас ежедневно льется кровь, теракты сменяют попытки, попытки сменяют теракты, убитые, раненые, скончавшиеся от ран в больнице, оставшиеся инвалидами, пережившие шок, от которого им полностью никогда не оправитья – и что. До цифры 154 не дотянули? Вот там, во Франции – это да! Сразу и мощно, а у нас по чуть-чуть, не так заметно…




На фотоAriel Livne


Безусловно, люди не должны гибнуть на улицах, в ресторанах, на стадионах, на концертах, но, можете обвинять меня в чем угодно, в голову лезет только одна фраза: за что боролись… И поверьте, без злорадства. Так уж вышло, что кровь каждого израильтянина мне дороже, чем кровь всех французов. При этом, я вовсе не желаю супер-демократической Франции истечь кровью. Но у меня не дрожат руки, как тогда, когда я открываю ленту новостей, чтобы проверить, как там наши тяжелораненые после очередного теракта. И хоть убейте, не понимаю, как могут израильтяне вывешивать французский флаг на своем профиле в социальных сетях?! Тот самый флаг, под которым в Париже происходят самые крупные в Европе демонстрации против Израиля в поддержку ХАМАСа. Тот самый флаг, под которым Франция пригрела Арафата. Тот самый флаг, под которым в прошлом году Франция грозила подать против Израиля иск в Гаагский трибунал. Тот самый флаг… да это можно бесконечно перечислять. И без меня знаете, Франция другом нам никогда не была.






С 1967 года, со времени Шестидневной войны, и по сей день Франция выступает против Израиля, несгибаемо принимая сторону врагов Израиля. А может напомнить вам операцию «Ноев ковчег»? В декабре 69-го Израиль был вынужден угнать с верфи в Шербуре пять готовых ракетных катеров, заказанных и уже оплаченных Израилем. Получив деньги, Франция объявила эмбарго на поставку любых вооружений Израилю, не желая осложнения отношений с арабами. Только катера? Нет. Среди того вооружения, которое Франция отказалась поставлять Израилю, были самолеты «Мираж-3» — машины с очень по тем временам продвинутым двигателем. Угнать их было невозможно, но Моссаду после вербовки людей в Тулузе удалось выкрасть всю проектную документацию, чертежи, технологию производства двигателя. На основе этих материалов и было поставлено производство самолетов, фактически копий «Миража-3», под названием «Нешер».

Или напомнить о ведущей роли Франции в строительстве иракского атомного реактора? А может вы не знаете, что большая часть «Черного сентября», убившего на Олимпиаде в Мюнхене наших спортсменов, нашла себе приют во Франции? Там их «Гнев Б-жий» (название операции) и достал.

Невозможно любить всех. Заповедуя возлюбить ближнего, Г-дь ближнего и имел в виду, иначе бы так и сказал: «возлюби всех». Тот, кто любит всех, не любит никого.

Глава правительства Израиля Биньямин Нетаниягу отдал распоряжение приспустить флаги — в знак того, что Израиль, вместе с Францией, скорбит по погибшим.

— Мы — вместе с Францией, — заявил бывший (слава Б-гу) президент Шимон Перес, — как она была с нами, когда мы боролись за наше существование. Ну, главному израильскому пенсионеру всегда была свойственна некоторая историческая забывчивость, перешедшая с годами в стойкий склероз и уверенность в том, что все вокруг такие же склеротики.
А скажите мне, люди, хоть раз во Фраанции приспускали флаги, когда у нас происходил очередной кровавый теракт? Собирались демонстрации? Или, поддерживая ХАМАС и прочее отребье, приложила немало усилий, чтобы этих погибших было, как можно больше?

Куда же мы лезем? Святее Папы Римского, краснее красной шапочки…

Нам это не поможет. Лю-ю-ю-ди-и! Человеки! Израильтяне! Не поможет!

Как не «помог» теракт в Домодедово. Да и куча других терактов по всему миру. Нам уже давно ясно дали понять – у вас своя свадьба, у нас – своя. У нас – террористы и сволочи, у вас – борцы за свободу и отчаявшиеся страдальцы.

На что вы надеетесь? Что поймут и проникнутся? Нет. Никто не собирается ни понимать, ни проникать. Нет.

Европейцы уверены, что они и израильтяне борются с разными видами террора, — говорит политический обозреватель службы новостей 2 канала ИТВ Уди Сегаль, комментируя надежды израильтян на большее понимание наших проблем со стороны Франции, после серии терактов в Париже, — и добавляет, что когда во Франции слышат о расстреле еврейской семьи возле Отниэля, то первым делом местные жители спрашивают: что делали израильтяне на территории, густо заселенной арабами, причем территории, которая должна стать частью палестинского государства?!

Я бы, конечно, спросила, а что парижане делают на территории, густо заселённой арабами, да спрашивать не у кого.

Что там еще Нетаниягу сказал? Что-то о совместной борьбе цивилизованных стран? О том, что террористы выступают против демократии и западного мира? Это же сплошная фальшивка. Вместе с кем наш премьер собрался бороться? В компании тех, для кого ХАМАС и Хизбалла не террористы, а борцы за…

И еще раз можем вспомнить, как в прошлом году страны ЕС во главе с Францией грозились подать против Израиля иск в Гаагский трибунал — за попытки воевать с ХАМАСом.

Вот и имеем сегодня то, что имеем: хороших ХАМАС и Хизбаллу, воюющих с Израилем и плохой ИГИЛ, воюющий с Западом. Нам не привыкать. Но сколько можно плясать на граблях? Сколько можно плевать самим себе в рожу? Тысячная демонстрация скорби по французам. Гуманисты мы штатные, человеколюбы… Что-то я не припомню за последние месяцы столь людных демонстраций скорби и в поддержку семей наших погибших:

Эйтам и Наама Хенкин;
Нехемия Лави;
Ааарон Бенет; 
Алон (Андрей) Говберг;
раввин Йешаягу Кришевски;
Омри Леви;
Авраам (Ашер) Хасано;
Биньямин Якубович;
раввин Яаков Литман;
Натанэль Литман.




Светлая вам память!

И простите нас. Простите…».