суббота, 7 ноября 2015 г.

КУЛЬТАГИТ. 7 ВИДОВ ОСОБОГО ИСКУССТВА — К 7 НОЯБРЯ  

Культагит. 7 видов особого искусства — к 7 ноября
Агитационное искусство — древнее, как сам Рим, где появилось впервые. И задиристое — как Французская буржуазная революция, где едва ли не каждый герой был удостоен памятника. 

ХХ век принес с собой новую агитационную волну. «Искусство в массы» — один из любимых лозунгов советской эпохи. 

«О памятниках республики». Ни много ни мало — Декрет 1918 года. Страна лицезрела своих героев в бронзе и гипсе: вожди, военные, деятели культуры. Ваяли даже булыжник — орудие пролетариата. Монументальное и уникальное — знаменитые«Рабочий и колхозница» Веры Мухиной, побывавшие в Париже и ставшие символом эпохи. И массовое — «Девушка с веслом» Ромуальда Иодко, что создавалась для водного стадиона «Динамо», а в гипсовых копиях украсила парки страны.

Здание МИД

ЗДАНИЕ МИД

Москва
На стыке скульптуры и архитектуры. ВДНХ. Хозяйственные достижения стали содержанием величественной архитектурной формы. Здания в стиле «сталинский ампир» украшали орнаментами архитекторы из союзных республик. Театр — и тот получает форму пятиконечной звезды. Но время масштабных строек и глобальных задач оставило самый громкий проект под сукном. Дворец Советов построен так и не был, но разошелся по столице советскими готическими замками —сталинскими высотками.

Визитной карточкой страны становится огромное мозаичное панно. «Карта индустриализации СССР» из драгоценных и полудрагоценных камней в 27 квадратных метров получила Гран-при Всемирной выставки искусств в Париже. Само искусство мозаики шагнуло за порог дворцов на улицы. Вместо яшмы и лазурита — смальта. Строятся целые заводы по производству цветных стеклышек и мозаичное искусство становится повседневностью: украшают кинотеатры, метрои даже жилые дома.



В буфетах и на кухнях появляется посуда особого стиля — агитфарфор. Идея не новая. Коронации и юбилеи, войны и революции. Исторические события на тарелках появлялись не одно столетие. В 20-е годы ХХ века чашки-агитки отправляются на экспорт и «берут в плен» французскую столицу. По просьбе западных коллекционеров выставку советской идейной посуды повторяют дважды. Первую партию фарфора для международной премьеры отбирал на Петроградском заводе сам Горький.

«Серп и молот»… в качестве принта на тканях Ивановской мануфактуры. Ситец, сатин и креп, покрытые шестеренками, силуэтами фабрик, лампочками и колосьями. Тканевая пропаганда — прямой путь к массовому потребителю. Понимание текущего момента сделало Иваново третьей пролетарской столицей. К пятой годовщине Октябрьской революции выпускают платки под девизом «Вся власть Советам!». С ситцевой трибуны звучат самые актуальные лозунги того времени — «Пятилетку в четыре года!».



Живопись на скорую руку. Броские, емкие, актуальные агитплакаты стали требованием времени. «Не болтай!» — как руководство к действию; или демонстрация растущего благосостояния: «Накопил и машину купил». Политический плакат, основанный на традициях русской графики — явление в художественной пропаганде. Как и праздничное оформление городов, за которое брались даже известные художники. Как Марк Шагал, который будучи комиссаром искусств оформлял Витебск к революционным праздникам.

Палех, Федоскино, Мстёра, Холуи. Тройки и хороводы на лаковых шкатулках дополнили новые сюжеты. Тачанки с пулеметами, почетный караул и художественно представленные будни красноармейцев помогли удержать промысел. Палехские иконописцы после революции остались не у дел. Пришлось перенимать опыт у соседей — федоскинцев. Так и появились шкатулки на стыке иконописи, былинной сказочности и соцреализма — «чудо, рожденное революцией».