понедельник, 21 декабря 2015 г.

Украинские силовики прикрываются мирными жителями и издеваются над ними 



Донбасс живет трудной жизнью. Но здравый смысл как точка опоры — это уже немало.
Машину с флагом знают, наверное, уже на каждом блокпосту в ДНР. В ней по республике передвигается неуемный темперамент, и — главное — абсолютно всем раздают не только печенье и конфеты, но и частичку человеческого тепла. Экстравагантная пассажирка себя именует Люся-Дед Мороз, а своего водителя ласково — "отморозок". Особенно эту парочку ждут в деревнях, где помощи ждать больше просто неоткуда.
Никишино — некогда большое и зажиточное село — сегодня напоминает деревню-призрак. Бои здесь шли такой силы и интенсивности, что неповрежденным не остался ни один дом. Но как понять, какие развалины обитаемые, а какие нет?
То что в одном из домов живут, поверить сложно, но виден электросчетчик, лампочка горит, значит, свет есть. Хозяйка, как оказалось, живет в бывшей летней кухоньке на задах двора. Экскурсию по дому, который строила вся семья всю жизнь, без слез проводить не может. Люди слышали, что в Дебальцево, до которого ехать час, что-то восстанавливают. Когда вспомнят про Никишино, никому не известно. Приезд Люси-Дед Мороза сюда — конечно, событие.
Со всех концов деревни к колоритному персонажу бегут дети. Конечно, в преддверии Нового года — с письмами Деду морозу и вопросом, надежна ли доставка. И какая-то уверенность в том, что из тех источников, из которых обычно и оплачиваются и хлеб, и конфеты, то есть простые пожертвования простых людей, и будет оплачено то, о чем идет речь в одном из писем. Это конструктор и игрушечная собачка для сестренки Вики. Сама Дед Мороз рассказывает: теперь все это нужно уже не только ее подопечным, но и ей самой.
"Это какое-то провидение. Зять мне сказал: теща дома до туалета доползти не могла, а на войну пошла, скачет", — вспоминает волонтер Людмила Ежнова.
И если в Никишино с ликвидацией Дебальцевского котла уже не стреляют, то Зайцево, что под Горловкой, превратить хотят в деревню-призрак. Обстрелы — ежедневные.
Зайцево — деревня особенная. Половина ее находится в ведении ВСУ, вторая половина — Донецкая республика. Вдоль условной линии ходит автобус. Водителя называют только ласково — "наш Сережа". Восемь рейсов в день из соседней Никитовки, постоянно в прицеле.
Дело не только в том, что война разделила семьи. Школа в поселке — общая. И учились в ней до недавнего времени все дети — и с той, и с этой стороны — пока линия фронта не прошла прямо по школьному двору.
В ситуации, когда в школу прилетает снаряд, о занятиях речь, конечно же, не идет. Дети получают ксерокопированные задания и выполняют их дома.
Половина людей, пришедших на встречу к клубу, — с той стороны. Но говорить на камеру они не спешат, ведь туда еще придется и возвращаться. Беды свои доверяют представителю командования.
"Эти зоны "серые", где не входили ни те, ни другие, и здесь люди спокойно жили. А в последнее время украинские военные стали заходить в такие населенные пункты и, прикрываясь мирным населением, начали обстреливать. Они издеваются над людьми, выселяют их из домов, траншеи, окопы роют в огородах", — сказал Эдуард Басурин, заместитель командующего корпусом Минобороны ДНР.
Донецк. Здесь музыканты местной рок-группы репетируют в студии. Скоро — выступление в одном из клубов города, в котором сейчас, как и до войны, уже снова живет почти миллион человек.