понедельник, 25 апреля 2016 г.

Немецкий этнос - под угрозой 



20 апреля началось шестидневное международное турне президента США Барака Обамы. 22 апреля Обама был в Лондоне, где уговаривал Великобританию не выходить из Евросоюза. А уже 24-го он прилетел в Германию, где в Ганновере встретился с канцлером Меркель.
Хотя Обама еще приедет в июле на саммит НАТО в Варшаву, этот его визит в Европу называют прощальным. 23 апреля-  Лондон, 24-го - Ганновер. Промышленная ярмарка, где в этом году США — главный партнер. В столицу Нижней Саксонии Обама прилетел в районе полудня и после церемонии встречи — с оркестром, почетным караулом и Ангелой Меркель в канареечном  - скрылся с канцлером в замке Херренхаузен.
По их словам, за полтора часа поговорить успели практически обо всем: о борьбе с ИГИЛ — западная коалиция делает успехи -  о гуманитарной ситуации в Сирии, о кризисе с беженцами — Ангела тут на правильной стороне истории - похвалил Обама - об укреплении восточного фланга НАТО, о Минских соглашениях, которые должны быть реализованы, — то, что в этом случае можно будет отменить антироссийские санкции, прозвучало ожидаемо. Но журналисты ждали от Обамы чего-то большего, чем подведения первых итогов встречи, — они хотели итогов его президентства.
"Я рад, что у меня есть возможность помочь людям в США и мире. Если пользоваться спортивной терминологией, я бегу свою часть гонки, а потом передаю эстафету следующему. Надеюсь, когда отдам ключи от кабинета новому президенту, мой стол будет чист, а мир станет лучше, чем он был до моего прихода в Белый дом",  - заявил Обама.
Но прежде, чем Обама покинет Овальный кабинет, пройдет еще девять месяцев. За это время может многое случиться, заметил американский президент, имея в виду TTIP — Трансатлантическую зону свободной торговли, которой он собирается осчастливить европейцев и собственных соотечественников и проект которой с начала 2013 года продвигает при активном содействии немецкого канцлера,
"С европейской точки зрения, это очень полезно , это обеспечит рост экономики. Это важно и для экономики Германии . Я смотрю на прогресс, который уж проделан на пути к TTIP, и думаю, что в наших общих интересах ускорить разрешение всех разногласий. Надеюсь, что американский президент продолжит поддерживать эти переговоры", — отметила Меркель.
"Ангела и я согласны, что США и ЕС необходим прогресс в переговорах по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерстве. Мы еще обсудим это", — заверил Обама.
Надо торопиться, заметил он часом позже, открывая промышленную ярмарку: если не успеем в этом году, дальше могут возникнуть политические сложности. Мог бы сказать и проще: придет Трамп и все испортит. Проблема в том, что тут нужно не только обсуждать, еще и уговаривать известно, что Франсуа Олланд не в восторге от этой идеи. В любом случае 25 апреля у Обамы с Меркель будет возможность воздействовать на коллегу — французский президент вместе с премьерами Италии и Великобритании тоже приедут в Ганновер.
О том, что дежурное, в общем, мероприятие, связанное с открытием выставки, неожиданно выливается в целый саммит с участием американского президента и лидеров европейских стран "большой семерки", стало известно 20 апреля. И когда официальный представитель Бундесканцелярии сообщила, что обсуждать будут кризис с беженцами, борьбу с ИГ и ситуацию в Ливии и, возможно, без итоговой пресс-конференции, сразу возникли подозрения, что говорить будут совсем не об этом — об этом говорено-переговорено - так что никакой спешки и уж тем более причин не комментировать. Зато скрытность и келейность — это как раз и есть главная специфика переговоров по TTIP.
Никаких общественных дебатов и экспертиз, никаких подробностей соглашения - все должно быть так, как это было с аналогичным проектом для Тихоокеанского региона, — просто вдруг сели и подписали. Но разве можно забыть слова Обамы про то, что только Америка — и никто другой — имеет право устанавливать экономические правила? Так что в Европе никто ни видел даже маленького пикета "за" TTIP, зато  есть уже не первая гигантская демонстрация против.  Ганновер. Несколько сотен тысяч человек.
"Разумеется, США очень заинтересованы в подписании соглашения, они стремятся к расширению своей экономики. Внутри страны поддерживать экономический рост они уже не в состоянии. США находятся в поиске новых рынков сбыта. "Инициатива создания TTIP исходила от американцев, первые переговоры по соглашению проходили в Штатах, — сказал один из участников демонстрации. — Наши правила торговли будут заменены на американские стандарты. Данная мера позволит концернам из США заработать состояние в Европе. Я выступаю не против США, а против американских трансатлантических корпораций и ЕС, которые стремятся ускорить процесс подписания соглашения. Переговоры по TTIP крайне непрозрачные, мы не знаем, что там происходит, у нас нет права голоса. Нас ставят перед фактом".
Транснациональные корпорации, которые убьют конкуренцию и подсадят потребителя на дешевые консерванты, ГМО и шампунь от перхоти, вызывающий перхоть в случае отказа от употребления, подконтрольные им международные арбитражи, нормативы, регламенты, которые убьют малый и средний бизнес, принципиальное исключение любой возможности экономической интеграции с Россией, Китаем и Индией — вот, что может случиться с Европой, пока Обама в силе, то есть в ближайшие полгода, и с прицелом на века — на меньшее они не замахиваются.
Этот проект привлекателен для крупного капитала, поскольку перед Евросоюзом обозначилась отдаленная, но многим вполне очевидная перспектива превращения в колониальный рынок.
В Эйндховене Ангеле Меркель вручили "Медаль четырех Свобод" — утешительный приз за не полученную Премию мира. То, что Нобелевскому комитету, обжегшемуся на Обаме, показалось чересчур, прописанному в Голландии фонду имени американского президента Рузвельта — в самый раз. Фонд отметил-таки успехи немецкого канцлера в преодолении финансового кризиса и миграционных проблем Евросоюза. Все, что можно было здесь поставить в заслугу Меркель, то ее голландский коллега Рютте и поставил.
Хладнокровие, продемонстрированное при встрече с турецкой пиццей, не изменяло канцлеру и в тот момент, когда ее страна принимала по 10 тысяч беженцев в день и одна за другой федеральные земли испускали сигналы о помощи.
"Мы справимся", — обещала Меркель, а рейтинг партии "Альтернатива для Германии" говорил о том, что немцы перестают в это верить. Сегодня у евроскептиков — третий результат по стране: за правыми — 13-14% избирателей, у зеленых — то есть умеренных — и крайне левой оппозиции — близкие результаты.
Главным достижением канцлера Меркель оказывается накачка радикалов за счет ресурса политического центра, а еще то, что призрак другого канцлера теперь бродит по соцсетям, киноэкранам и страницам газет, как у себя дома, — Гитлер оказывается востребован в самых разных контекстах.
"Происходящее напоминает мне о прежних жутких временах. Впервые со времен Гитлера в Германии появилась партия, которая пытается насадить идеологию, враждебную целой религиозной общине. Подобные события ставят под угрозу само существование нашей общины", — взволнован Айман Мазиек, глава Центрального совета мусульман Германии.
В Германии начался суд над Лутцем Бахманом — соучредителем и бывшим лидером антиисламского движения PEGIDA. Судят его за то, что он назвал беженцев "скотом" и "сбродом". Но негодование мусульманской общины вызвали слова его куда более дипломатичных умеренных единомышленников.
В интервью Frankfurter Allgemeine лидеры "Альтернативы для Германии" Беатрикс фон Шторх и Александр Гауланд обозначили не ИГИЛ или Россию (чем пугает Обама), а "исламизацию" как ключевую угрозу существованию ФРГ.
Совсем скоро в продаже появится книга главного пророка "конца Германии" Тило Сарацина. Его предыдущее исследование было посвящено тому, как социально и экономически пассивное, но многодетное сообщество людей с миграционным прошлым в течение нескольких десятилетий заменит собой немецкий этнос. Новая книга — целое событие. Выдержки из нее газета Bild публикует ежедневно.
"Ни один человек в здравом уме не будет серьезно утверждать, что богатый народ численностью в 80 миллионов человек не в состоянии достойно разместить и снабдить необходимым 800 тысяч или даже полтора миллиона беженцев. Таким образом Меркель поначалу успешно отвлекла внимание от двух значительно более важных вопросов: каковы перспективы социальной и культурной интеграции, а также интеграции в рынок труда такого большого числа людей, при условии, что они останутся в Германии, и как эффективно избежать или ограничить новый приток в будущем. С какими последствиями столкнется Германия, если не будут приняты соответствующие меры?" — говорится в издании.
Не имея, очевидно, готовых ответов, Меркель в качестве своей безусловной победы пытается преподнести договоренности с Турцией, по которым Европа должна будет платить Эрдогану за содержание беженцев и обменивать нелегалов на официальных мигрантов в соотношении один к одному. Она помчалась к Эрдогану.
"Соглашение ЕС — Турция позволяет значительно снизить нелегальную миграцию из Турции в Европу и в то же время дает беженцам возможность найти убежище в Европе — легально, без риска для жизни", — заявила Меркель.
Как это снижает перспективу исламизации, не понятно, тем более что Европа готовится отменить визы для турок. Но Меркель держится за Эрдогана как за последнюю надежду. Если бы он об этом не догадывался, а так — мало прямого шантажа: "не отмените виз, не дадите денег, мы откроем границы" — он готов демонстративно ставить канцлера в неудобное положение.
103-ю статью "оскорбление представителей иностранных государств" в Уголовный Кодекс Германии внесли еще в XIX веке при Бисмарке и обещают скоро отменить, но пока она есть, применив ее по требованию Эрдогана к телекомику Бемерманну, который выдал в эфир порцию заведомой, как он сам предупредил, клеветы в адрес президента Турции, Меркель мгновенно потеряла 11 пунктов личного рейтинга.
"Это была ошибка. И в результате создалось впечатление, что сейчас ни свобода слова, ни свобода печати не важны", — сказала Меркель.
Она вынуждена была признать, что напрасно полезла в это дело. Но и это, если верить прогнозам Сарацина, кажется сущей мелочью: самое драматичное — это заблуждение Меркель о том, что мигранты вольются новой кровью в немецкую экономику.
"Культурный и когнитивный профиль подобен профилю тех мигрантов, которые уже проживают на территории Европы. В этой связи можно предположить, что их достижения в области образования, уровень интеграции в рынок труда, отношение к социальным пособиям, склонность к преступной деятельности и следованию фундаменталистским учениям будут похожи", — пишет Сарацин.
По расчетам Сарацина, через 20 лет у каждого сегодняшнего мигранта будет семья из пяти человек. И это будут не онемеченные европеизированные мигранты, а малограмотная, но агрессивная и плодовитая среда, которая начнет подтачивать не только культуру и образ жизни, но и европейские стандарты качества. Качества производства и потребления.
В этом смысле исламизация Европы где-то даже соответствует интересам корпоративных монстров, делающих ставку не на качество и индивидуальность товара, а на его дешевизну и массовость. Емкость рынка на сегодня — более 800 миллионов человек, и политики позаботятся о том, чтобы защитить их от конкуренции со стороны.
Промышленная ярмарка может быть в Ганновере или еще где-то в Европе, но ни у кого не должно возникать вопросов, а кто тут сегодня главный партнер.