суббота, 2 апреля 2016 г.

Евреи: откуда взялся и как распространился антисемитизм  

Израильский писатель, публицист Авигдор Эскин (на фото справа) в гостях у Аббаса Джумы на Радио "Комсомольская правда"Израильский писатель, публицист Авигдор Эскин (на фото справа) в гостях у Аббаса Джумы на Радио "Комсомольская правда"Фото: Аббас ДЖУМА

Разбираемся с публицистом Авигдором Эскиным в эфире программы «Восток - дело тонкое» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Аудио: Евреи: как распространился, откуда взялся антисемитизм
  00:00            00:00         
 
Джума:
- У меня в гостях израильский публицист и общественный деятель Авигдор Эскин . Здравствуйте.
Эскин:
- Добрый день.
Джума:
- Мы сегодня поговорим о евреях. Хочу начать с истории, по традиции нашей передачи. Все знают, что евреи – это древнейший народ. Но древнейший – это сколько? Когда, где и при каких обстоятельствах появились евреи?
Эскин:
- Евреи не являются древнейшим народом. Ибо история человечества начинается с Адама и Евы. И всех тех, кто существовал, согласно библейской истории, две тысячи лет до появления праотца Авраама. А Авраам называется в Библии словом «иври», то есть «пришедший с другой стороны» или «евреем». Иными словами, некая идея …бытности на земле. То есть божественное учение, которое через Авраама должно было прийти как единобожие уже не только к индивидуумам, но распространиться среди всего человечества. Кстати, Авраам при том, что он называется евреем в Библии, он также называется отцом множества народов. И я не открою вам никого секрета, если скажу, что и мусульмане, и многие христиане почитают Авраама как первого своего праотца.
Джума:
- Он праотец и арабов.
Эскин:
- Я именно это и сказал. Но еще здесь что очень важно, это не этнически-генетическая составная, а именно духовная составная. Когда мы говорим «авраамические религии», этот термин имеет свой глубинный смысл. Ибо именно авраамические религии, то есть иудаизм, христианство и ислам – они являются основной движущей силой в этом мире на протяжении последних, по крайней мере, четырех тысяч лет. Справедливо будет сказать, что именно они несли цивилизацию и свет, и лучшие достижения человечества во всех областях связаны с авраамическим религиями. При том, что мы можем найти немало интересного и положительного и в индуизме, и в буддизме. Но все-таки их роль была более направлена на индивидуальность правления, нежели на историческое движение. А это три мессианские религии, которые верят в избавление мира, которые верят в спасение души и спасение человека. И схожие в некоторых своих основных представлениях об этом мире.
Итак, евреи появились прежде всего как народ, который образовался у потомков Авраама. В Библии говорится о том, что 70 человек потом снизошли вЕгипет, где они пробыли 210 лет, вышли оттуда и пришли в ту землю, которая называлась Землей Ханаанской. А по замыслу Творца она должна была стать Землею Израиля. Очень интересно, что эта идея, что земля Израиля принадлежит еврейскому народу, это не только Завет с Авраамом, Исааком и Иаковом, и сынами Израиля. Мы находим также в 17-й суре Корана очень интересные, мы находим несколько очень интересных мыслей о том, что в Коране написано, что Аллах отправил сынов Израиля на эту землю. А потом в конце дней, то есть к мессианскому концу Аллах соберет их всех на этой земле. Коран провозглашает ровно то, что мы находим у библейских пророков, только еще в усиленной форме, когда подчеркивается, что Аллах приведет их на эту землю, именно в это время образования Израиля после четырех тысяч лет вот этой библейской истории. Это и есть, конечно, манифестация правоты всех, по сути, авраамических религий, именно в христианстве, иудаизме и в исламе заложена эта идея.
Евреи – народ необычный. Мы сейчас рассмотрим их миссию и теологическую, и историческую. А они совпадают. Любая теологическая идея, не имеющая своего фактологического и исторического подтверждения, это некая мистика, которая неинтересна ни вам, ни нашим радиослушателям. А вот что интересно, когда мы видим, что на протяжении четырех тысяч лет почти какая-то группа людей говорит, что суть всей истории, именно квинтэссенция всей истории в том, что Всевышний наказывает народ за прегрешения, так, как наказал Адама изгнанием еще за его прегрешения, и рассеивает их и в наказание, и для того, чтобы они донесли также весть до других народов, это именно двуплановая идея, так же было и у Адама, который находился в райском окружении, он должен был из рая прийти уже в более низкий мир и там рассказать всем. Может быть, не так далеко пройти, как Святой Антоний, который проповедовал рыбам, но все-таки Адам должен был тоже спуститься. И вот после этого должно наступить возвращение, собирание изгнанников. И это центральная идея, которая проходит через все мировые религии. Она не обязательно должна касаться еврейского народа. Это касается, например, идеи большого взрыва. И постепенное созидание, сближение и синтез. Вообще идея, которая в Каббале обозначена как разбиение сосудов или ваз, избирание. Вот эта идея рассеяния и возвращения, и непременное возвращение человечества к своему первоисточнику, но уже не как непосредственно приближенный к матери ребенок, маленький, который стремится к ней инстинктивно, а как осознанное действие человека, который стремится к источнику и к добру. Вот это мессианский процесс. И с тем, что я сейчас сказал, я вас уверяю, со мной согласится 90 процентов и христианских, и мусульманских теологов.
Джума:
- Это соответствует. Если возвращаться к еврейскому народу, Авраам – первый библейский патриарх, послепотопный, вот чтобы наши радиослушатели себе представляли, это сколько тысяч лет до рождения Христа?
Эскин:
- Это две тысячи лет. Или четыре тысячи лет назад.
Джума:
- Можно сказать, что евреи появились в этом мире за две тысячи лет до рождения Христа?
Эскин:
- Я бы уточнил, что Авраам был условно евреем.
Джума:
- Но при этом прародитель, праотец.
Эскин:
- Условно еврей. Мы не можем сказать, что он был именно вот евреем в сугубо национальном смысле. Да, он первый, кто называется этим словом. Но окончательно уже евреи как народ сформировались после исхода из Египта. При даровании Торы на горе Синай.
Джума:
- Исход – наиболее значимый этап жизни еврейского народа. Исход из Египта. Все более-менее эту историю знают. Недавно Ридли Скотт снял шедевральное кино, спорное в некоторых моментах. Все знают, что Господь проклял евреев, когда они струсили. Вроде как Ханаан решили не брать, несмотря на то, что Господь сказал: «Вы его возьмете». За это он их сорок лет решил поизматывать, дабы те рабы, кто были рабами, умерли. Сорок они скитались. Это тоже все знают. А что было потом, куда они пришли в итоге?
Эскин:
- Я только сказал бы, что слово «проклял» неточно передает смысл. Ибо «наказаны» и «прокляты» - это разное. Отец может очень жестко обращаться со своим сыном ради его блага. Как сказано в Книге Притчей Соломоновых, что ненавидящий сына своего не использует розги. Если ты любишь своего сына, старайся иногда и наказанием его привести на путь праведный. Но все остальное верно. Самое главное, опять же, в другом. Наше отношение к исходу из Египта будет таким. В каждом поколении есть свой исход из Египта. У каждого человека есть свой исход из Египта. Важно не историческое событие, хоть оно имело место, а важно то, как душа человека сегодня воспринимает это. Что сегодня для нас исход из Египта? И ответ будет однозначный: это исход из этого мира, который диктует нам власть денег, власть лжи, власть рекламы, власть материализма. Вот это все, что связано сегодня и с золотым тельцом современным, и с современным Египтом. Собственно, идеи мы все берем оттуда. Человек сегодня порабощен по-египетски. Если ты хочешь как-то прилично жить, ты должен очень тяжело работать. Нет времени на душу. Выйди из этого Египта, говорит Тора. Выйди из этого Египта, говорим мы каждый раз себе. Не всегда это удается сделать, но стремиться-то к этому надо. И вот история исхода из Египта для нас сегодня будет выглядеть так. Кроме того, что она, конечно же, имеет смысл в некотором смысле национально-освободительный: дайте каждому народу свободно дышать. И это тоже есть.
Джума:
- Философия – это прекрасно. Я уверен, что вы знаток. Но все-таки, прежде чем наши радиослушатели придут к духовному, более сложному, давайте немножко опустим их на землю и просветим их исторически. Вопрос в чем заключался? Куда они пришли после сорока лет скитаний? Пришли ли они в Ханаан и что было дальше?
Эскин:
- Они пришли на ту землю, где обитал Авраам, Исаак, Иаков и их дети. Придя туда, они столкнулись с определенным сопротивлением, которое было подавлено. И превратили землю, которая тогда грешила идолопоклонством, как описывается в Библии, и в разных преданиях, не только иудейских, но и христианских, и мусульманских, - эта земля постепенно превращалась в Святую землю. Но земля не может быть святой в полном смысле, пока ее обитатели не будут соответствовать ее статусу. И история двухтысячелетнего пребывания евреев на этой земле – это история взлетов и падений, двух разрушений храма. Были и взлеты, и были проявления высочайшей святости, особенно связанные с Иерусалимским храмом, конечно же, что не могли не чувствовать и в Афинах, и в Риме, и в соседних месопотамских краях. Но кончилось это тем, что не удержались на том духовном уровне, который был им задан. И были изгнаны. И мы с этого начали, изгнание, рассеяние и возвращение. И возвращение как манифестация правдивости библейской истории и доказательство существования Бога.
Вот придет к вам сегодня сын и скажет: папа, а почему я должен верить в Бога? И много доводов можно приводить. Но когда вы ему скажете одно: посмотрите, Бог наказал свой избранный народ, а потом вернул его на собственную землю. И вот тебе государство Израиль. Это доказательство математическое. Причем, что важно подчеркнуть, сказав это, мы не имеем в виду сказать, что Израиль тогда был во всем прав. Или что евреи сегодня во всем должны быть непременно правы. Это совсем другое, нежели привычный нам европейский национализм. Это особая миссия, это квинтэссенция истории, которая имеет всегда две стороны. С одной стороны, это может быть и наказание, и миссия. И миссия, и наказание. И наущение другим. Иногда в назидание другим. Поэтому библейские пророки не занимаются прославлением только народа Израиля и только какими-то суперлативами обращения к величию, к достоинствам народа. Не меньше они занимаются бичеванием. И вот это всегда было основой еврейского мировоззрения.
Вы зададите вопрос: в Талмуде и в Библии есть же такие некрасивые выражения в адрес других народов. И этот вопрос абсолютно верный и справедливый, только при одном условии. Что вы сравните это с другими также словами, самыми жесткими, резкими, в адрес еврейского народа тоже. То есть порицание не только по отношению к другим, к соседям.
Джума:
- Это защитный механизм?
Эскин:
- Возьмите даже Пятикнижие Моисеево, вы увидите, что Моисей называет свой народ какими словами, я бы не сказал слово «проклятие», ибо это все же не проклятие, но это бичевание народа. Нет, это воспитание. И так же по отношению к другим. А когда ты понимаешь это, вдруг тебе открывается совершенно другой пласт сознания, что это не самовосхваление, а это именно попытка усовершенствоваться. И также осознание реалий по отношению к другим. Не политкорректно. Но прежде всего по отношению к самим себе. Вот это очень важно. Это люди упускают, когда обращаются к некоторым источникам, вырванным из контекста. Можно открыть Пятикнижие Моисеево, книгу «Второзаконие», ее конец, посмотреть, что же Моисей там говорил.
Джума:
- Оно и логично. Народ, на которого возложена такая миссия, он должен соответствующим образом воспитываться, дисциплинироваться. И, наверное, не только посредством пряника, но и кнута.
Эскин:
- Это ответ на вопрос, почему евреи страдали больше других на протяжении истории.
Джума:
- Вернемся к их исходу. Они пришли в итоге в Ханаан. Сколько они там пробыли? И почему были вынуждены оттуда уйти?
Эскин:
- Мы не придем в Ханаан, пока мы не признаем факта принятия Торы на горе Синай, которая была вне земли Ханаанской, а еще на Синайском полуострове.
Джума:
- Во время скитаний.
Эскин:
- С этого все началось. И это очень интересно. У многих народов есть традиция, что что-то кому-то было открыто. Кроме того, мы сидим сейчас с вами, а потом можем рассказать, что вдруг оба увидели что-то такое, и нам это понравилось. Там 600 тысяч мужчин от 20 лет и более, и все остальные, кто были возле горы Синай, свидетельствуют, что это было так. И так идет из поколения в поколение. То есть, если мы с вами говорим о каком-то историческом факте, то получается, что Синайское откровение – это самый мощный исторический факт.
Джума:
- Это когда Скрижали…
Эскин:
- И учение тоже было передано. Это было откровение. Откровение – это то, что не поддается простым словам. Это откровение божественной истины, божественного присутствия. И Скрижали, и все то, что потом было прописано как Пятикнижие Моисеево. Но главное – именно вот эти основные идеи, они были открыты там. И это повлияло на историю всего человечества. Это изменило историю всего человечества. И, собственно, без этого вся история еврейского народа, а также христиан и мусульман была бы не существующей. Просто Синайское откровение. И ему поэтому есть такое количество свидетелей. Кроме того, некоторые скажут: а кто знает, что… Слушайте, вы знаете прекрасно, кто такие евреи, насколько они бывают скептически настроены ко всему. И к своему собственному учению, и к чему угодно.
Джума:
- Я знаю евреев-атеистов вообще.
Эскин:
- Чего только нет среди евреев. Как и среди прочих людей. Но среди евреев особенно ярко. Так вот, если евреи на протяжении стольких лет признают это как исторический факт, признают, что такое было, а кроме того, действительно, это изменило историю человечества, то нет причин у нас с вами в это не верить. Ибо, если мы не верим в это, то мы не можем верить уже никаким историческим фактам. Придя на землю Ханаанскую, это был народ и скотоводческий, и сельскохозяйственный, и воины, и также люди, которые грешили подобно своим соседям во многом. Во многом. Кончили тем, что были изгнаны. Но дальше через две тысячи лет случилось неведанное, кроме тех, кто ведал, таинство истории. Они вернулись. А это землетрясение.
Джума:
- Евреи скитались сорок лет. Пришли в Ханаан. Пробыли там энное количество времени, потом были изгнаны оттуда. На каком этапе они лишились своего дома и приобрели его уже через очень продолжительный промежуток времени?
Эскин:
- Разрушение Второго храма – это 70-й год нашей эры. Римляне в отмщение за иудейское восстание против них вторгаются в Иерусалим. Жесточайшим образом расправляются с населением. Разрушают храм, с надругательствами. И дальше новое иудейское восстание, это уже 130-й нашей эры, Бар-Кохба, героическое сопротивление, все это знают. И римляне вытесняют иудеев оттуда. И постепенно они начинают оседать кто в Египте, кто в Римской империи, кто еще где. Так или иначе, библейские пророчества должна были осуществиться, что они проникнут во все самые отдаленные точки планеты. Поэтому сегодня евреи и в Австралии, и в Магаданской области, в городе Сусумане, и даже в Буркандье, когда-то я там находил евреев. И где их только нет. Но все они потом должны вернуться. Кочевой образ жизни – это временное скитание души человека в этом мире. Это олицетворение тех идей, о которых мы говорили вначале. Надо вернуться с огромным уже опытом всего человечества. Принести все лучшее, что мы видели в странах рассеяния. И привести лучших из стран рассеяния вместе с нами, пригласить их в свой дом служить в Третьем храме, который будет восстановлен в каком-то обозримом будущем. После специальных на то знамений свыше. Евреи очень осторожны с этой темой, это надо сразу подчеркнуть.
Джума:
- Какие знамения должны произойти?
Эскин:
- Должно быть пророческое откровение, которое на это укажет. Без особого знамения свыше мы не имеем права начинать строительство Третьего храма. Поэтому этого и не делаем. Но готовиться к этому надо. И это именно идея того, что все лучшее, что было в этом мире, во всех его краях, должно найти свое претворение в Иерусалимском храме. Все, что можете себе представить. Это и музыка, и богословие, и теология, и служение, и даже самое таинственное и интересное – запахи при воскурении и прочем. Это еврейская история. Евреи как квинтэссенция. Мы не можем себе представить этого мира без евреев. Мы не можем его представить и в хорошем, и в плохом смысле. Ибо есть ненависть, есть войны, есть конфликты. Всегда вокруг евреев что-то такое вот, в духе того, как Маяковский описывал его появление где-то с этим самым паспортом серпастым и молоткастым. Вот примерно такое чувство меня охватило, когда я первый раз оказался в Вашингтоне в 1981 году. Я был на какой-то конференции, где разные были люди из разных штатов США. А у меня было написано: «Авигдон Эскин. Израиль». Как это было приятно. Я вспоминал тогда Маяковского.
Джума:
- Мы к теме антисемитизма обязательно вернемся.
Эскин:
- Как же без нее? Это же очень модная тема.
Джума:
- Самое лучшее за тысячи лет скитаний, пребывания в чужих странах, среди чужой культуры и религии, в сегодняшнем Израиле это самое лучшее сконцентрировано? Или сегодняшний Израиль – это еще не конечная точка?
Эскин:
- О, конечно же, это далеко не конечная точка. Кроме того, надо обязательно подчеркнуть, что, когда мы говорим о еврейском народе, то в нем можно найти, как квинтэссенцию всего человечества, все лучшее, что есть в человечестве, но также все худшее. Еврейское предание говорит еще касательно Авраама, что если евреи взлетают, то выше звезд, а ежели падают, то ниже уровня песка. Самокритика всегда присутствовала. Ни в коем случае не ода, не самовосхваление, не самолюбование. Это то, что человек выводит вообще за рамки приличия, не говоря уже о рамках богословской миссии. Самокритичное отношение приводит меня к той мысли, что еврейская миссия в изгнании закончена. Ибо в прошлые времена, сто лет назад, мы во всех странах могли увидеть, как евреи играли позитивнейшую роль. Лично я сегодня не вижу никакой позитивной роли евреев в российской политике. Те, кто сегодня занят в российской политике, люди моего народа, я не вижу, чтобы они приносили какой-то свет и добро. Я к ним буду относиться критически и буду выступать против них открыто, ибо их место давным-давно уже в Израиле. Чемодан, аэропорт, Израиль. А когда они здесь умудряются…
Джума:
- И там их уму-разуму научат.
Эскин:
- Хотя бы их детей научат. Жизнь научит. Что касается Израиля, то в чем-то сегодня мы можем отметить очень позитивную тенденцию. Для меня самое главное, что сегодня в Израиле более двухсот, до трехсот, а может еще больше, тысяч мужчин и отроков, которые занимаются только теологией. То есть люди, которые с утра до ночи погружены только в молитвы и изучение священных текстов. Это достижение и количественное, и качественное, которое не ведомо никому. Об этом почему-то не говорят. А если говорят какие-то выходцы иногда из Советского Союза, то насмешливо, типа: целый день молятся. А я говорю, что если люди целый день молятся, как же это высоко, когда они делают это на Святой земле. Это огромное достижение. И параллельно с этим достижением, которое у меня идет на первом месте, конечно, то, что Израиль сегодня вышел на тот же уровень, что США в области хайтека. Это говорит само за себя. Все-таки нас там шесть с чем-то миллионов людей. А в Америке сколько их там! И то, что Израиль сегодня является реально конкурентом Америки в этой сфере, говорит о том. что не все так плохо. Я не говорю уже об армии, не говорю уже о медицине, не говорю уже о сельском хозяйстве. То есть в Израиле еврей-колхозник – это преуспевающий колхозник. Это действительно технологии сельского хозяйства Израиля и любви к земле. Это землепашцы. Люди, которые ходят и занимаются тем, что пашут землю. Я таких знаю много. Любят землю. Это именно конец странничества, скитальчества.
Джума:
-Я недавно прочитал статью о том, как евреи выращивают черную икру и осетрину.
Эскин:
- На экспорт.
Джума:
- Даже Россия закупает сейчас у Израиля.
Эскин:
- Россия, к сожалению, закупает у Израиля и картошку. А мне кажется, что у Израиля надо закупать апельсины, киви. Что является естественным. А вот картошку и осетрину можно выращивать у себя.
Джума:
- Вместо турецких апельсинов. Вы сказали про негативную роль евреев в политике. А мне очень интересно, как вообще евреи в Россию попали? На каком этапе истории это произошло?
Эскин:
- Есть книга Солженицына «Двести лет вместе». Отдельные факты проникновения евреев на территорию России мы наблюдаем еще с незапамятных времен. Вообще город Киев был основан если не просто евреями частично хазарского происхождения, то при их активном участии. А самые древние документы, которые связаны с Киевом – первым городом на Руси, они написаны были на иврите. Хранятся в Оксфорде.
Джума:
- Ох я предвкушаю скандал в комментариях к этой программе.
Эскин:
- Скандал будет. Но хазары – почти тысячу лет мы о них ничего не знаем, не слышим. Это была, видимо, небольшая группа элиты в Хазарском царстве, которая приняла иудаизм. Они имели свое влияние в Киеве. А потом они просто исчезли. Мы не прослеживаем их линию никоим образом. Что касается вообще еврейского участия, да, мы были в Киеве. И что? А сейчас мы в Израиле. Киев – это не наш город. Москва – это не наш город. При всем том, что я лично очень люблю Москву. И вообще любовь к русскому народу, русской культуре всегда были неотъемлемой частью моей жизни.
Джума:
- То есть евреи были изначально в России?
Эскин:
- Евреи были почти изначально. Потом их было меньше, потом их было больше. Их влияние было очень ограничено. Конечно же, история большевистской революции – это история, глубиннейшая, совместно русско-еврейского грехопадения. И вот решение этого грехопадения в том, что Россия с ее почвенничеством, Израиль с его почвенничеством начнут уже новый здоровый диалог. А не смешение, а не либерализм и не коммунизм и прочие «измы». Новый разговор, с новым светом из Сиона. С новой обновленной Россией, которая, надеюсь, будет именно великой Россией.
Джума:
- Поговорим об антисемитизме. Не любят евреев. Почему, за что? Я так понимаю, истоки антисемитизма лежат в далеком прошлом. Это не новое явление.
Эскин:
- Я бы начал с того, что евреев очень любят. Настолько любят, что, если мы берем авраамические религии, то святыми основными называются евреи. Некоторые даже называют одного еврея чуть ли не богом, обожествляют его. Полубогом, богом. Некоторые даже приравнивают его к Создателю. Хотя мы, иудеи, конечно, не можем приравнивать никакого человека к Создателю, даже если верим, что он Мессия. Не углубляясь в теологические споры, я бы начал с того, что евреев очень любят и от евреев ожидают очень многого. Нынешний антисемитизм – для меня это прежде всего вот какого рода вызов. Я чувствую, что многие антисемиты просто хотят, чтобы евреи были теми, кем они должны быть. Они должны жить на своей земле. Или, как связано в Пятикнижие, быть царством священников и народом святым. Если вместо этого какие-то евреи занимаются либеральной политикой, занимаются нечистым бизнесом, то не евреи чувствуют, что это нехорошо, что это портит ему жизнь, жизнь миру. Ибо еврейские таланты неоспоримы. Достаточно посмотреть, сколько лауреатов Нобелевской премии по каким угодно пунктам среди евреев. Понятно, что так получилось. Почему-то Всевышний сбросил этому народу особое количество талантов. Вряд ли кто-то будет это оспаривать.
Джума:
- А «Хрустальная ночь» была призвана отвадить евреев от бизнеса и вернуть их к своим истокам?
Эскин:
- Великолепный вопрос. Конечно же, нет. Мы сейчас говорим о сегодняшнем взгляде. И то, что я начал с такой как раз примирительной нотки, это именно потому, что мне кажется, что, когда мы смотрим в будущее, и после «Хрустальной ночи», и после Освенцима, надеюсь, вы меня сейчас поймете, после всего, чего угодно, мы все равно должны верить в человеческое избавление. Это касается всех народов, это касается немцев, арабов, тех, кого называют палестинцами, должны все равно верить. И негры в Африке все равно обретут некое избавление как народ и как индивидуумы, все люди на земле. Поэтому прежде всего давайте смотреть на любое явление глазами доброжелательными и мессианскими.
Сказав это, мы не должны закрывать глаза на то, что в мире существует зло. И не случайно всегда абсолютное воплощение зла, коим была нацистская Германия, прежде всего обращает свой гнев против евреев. Самое худшее, что есть в мире, оно прежде всего выбирает именно народ Израиля, как главный свой объект ненависти. И, собственно, антисемитизм является барометром. Если человек ненавидит народ Израиля, то можно смело сказать, что он ненавидит бога, ненавидит все человечество. Вот суть этого явления, это самое главное. Но есть другая сторона. Если посмотреть на это же доброжелательно и мессианским взором, а не обличающим, то мы скажем, что мы прежде всего сами, народ Израиля, должны требовать с себя другого уровня. Нам есть что исправить еще, нам есть над чем работать, как и всем остальным. У нас есть своя миссия. Главное – не заниматься чужими делами, не заниматься окучиванием чужих виноградников. Не наша это забота – права, например, секс-меньшинств в Америке или еще где-то. Более того, это наша Библия, которая провозгласила подобного рода деятельность смертным грехом. То есть следовать той традиции, которая четыре тысячи лет была у нас основополагающей. Если мы берем эти четыре тысячи лет нашего существования, то мы видим, что всегда была какая-то обочина, всегда были те люди, которые уходили куда, которые ассимилировались как-то, кто-то обрусел, кто-то обамериканился, кто-то офранцузился, кто-то вообще просто оскотинился. И вот это все было в нашей истории. Это люди, которые отсохшие ветви, падшие листья. А основное направление народа Израиля, которое сегодня, конечно же, сионоцентрично, но также должно быть направлено на избавление всего человечества, веру людей и просветление. Нам дана Библия, нам даны великие откровения Каббалы, которая является тайным смыслом Библии, которые сейчас станут все более и более явными. Ведь что такое Каббала? Это есть мессианское учение.
Джума:
- Популярная штука нынче.
Эскин:
- Нет, я не говорю про Каббалу-лайт разного рода. Люди, которые пользуются кто виагрой-лайт, кто Каббалой-лайт. Нет, это попса, это все не о том. Мы говорим, наоборот, что это самое сокровенное, глубинное, что есть. Как основа, как ось всего того, что написано в Библии. Собственно, объясняется через вот эти именно каббалистические идеи избавления. Антисемитизм сегодня в основном, конечно, предстал перед нами как некий антисионизм. Вам пример современной Европы. Сегодня в мире есть более двухсот территориальных конфликтов. Например, Турция оккупирует Северный Кипр. И примеров еще множество могу привести. Ни в одном случае Евросоюз и США не принимают решений о том, что товары, которые производятся на этой территории, должны особо помечаться. Израиль контролирует сегодня территорию Иудеи и Самарии, которая не признается значительной частью государств частью Израиля. Израиль их еще официально тоже не присоединил и не аннексировал. Это некая территория, которая находится под контролем. И там живут евреи, живут арабы. Евреи тоже что-то производят. Было написано: made in Israel. Нет, отныне надо особо помечать. Вот это выделение, попытка превратить Израиль в козла отпущения, откупиться от собственных иммигрантов агрессивных, которые сейчас заполонили Европу посредством того, что демонстрируют свое негативное отношение к Израилю, это подло, низко. Это то, что называется словом антисемитизм. Еще раз повторяю, для нас антисемитизм, для евреев, должен быть прежде всего сигналом того, что мы должны стать лучше. Стать сильнее. Надо уметь дать сдачу. И для этого существует Армия обороны Израиля.
Джума:
- К слову, неплохая армия.
Эскин:
- Кстати, да. Но мне бы хотелось прежде всего обратиться именно со словами надежды на то, что мы будем свою миссию достойно нести. А народы, которые живут в этом мире вместе с нами, тоже отнесутся с пониманием и помогут нам же осуществлять эту миссию. Это не значит, что поощрять Израиль или еврейский народ во всем. Помогать этому народу выполнять его библейскую миссию – вот чем хорошо бы заняться другим народам. Не бичеванием Израиля, не бичеванием евреев, как это делось иногда, без разбора, а иногда просто совершенно безумно, что есть антисемитизм, а справедливая иногда критика, направленная на то, чтобы собственно этот народ делал то, что он должен делать.
Джума:
- Если отталкиваться от этого утверждения, то мы можем вернуться к антисионизму. Если сионизм – это явление политическое. Критиковать его – это что-то дозволенное, не постыдное.
Эскин:
- Что такое сионизм? Сионизм имеет очень четкое определение. У него нет второго, третьего или четвертого определения. Сионизм – это термин, который был изобретен человеком по имени Бирнбаум на сионистском конгрессе, который возглавлял Теодор Герцль. Идея простая: всех евреев – в Израиль. Значит сионизм – это следующее. Чемодан, аэропорт, Израиль. Дальше мы можем спорить о каких-то содержаниях. О том, что евреи возвращаются к себе домой. Евреи прекращают свой образ жизни в рассеянии, возвращаются к себе домой. Те, кто против этого, извините, а, собственно, почему я должен считать эту точку зрения с какой-то стороны приемлемой, если она противоречит всем тем идеям, которые содержатся и в Библии, и в христианском учении изначально, и в Коране тоже.
Джума:
- Она даже антисемитизму противоречит.
Эскин:
- Зачем противодействовать существованию государства Израиль? Любят евреев или нет, но давайте признаем то, что Израиль был, есть и будет. И жить в мире… Поэтому антисионизм сегодня – это некая оболочка для обычной безумной и бездумной богоборческой ненависти.
Джума:
- На этом мы и закончим. Я надеюсь, что не будет в мире ни войн, ни антисемитизма, ничего того, что мы сегодня так порицаем в нашей программе. Что все будут жить счастливо и дружно, как мы с вами, Авигдор.
Эскин:
- Спасибо большое.